Глава «Мецора»

Мой дом – моя крепость?

Рав Давид Вайс

Мы знаем, что появление язв проказы на домах – явление совершенно необычное, из разряда чудес. Мир природы с таким феноменом не знаком. Наши мудрецы считают, что не стоит воспринимать эти язвы как нечто ужасное (как это может показаться на первый взгляд). Хотя появление такой язвы приводило к необходимости разрушить дом, но был здесь и положительный аспект: благодаря этому хозяин, как правило, обнаруживал клад, который эморейцы спрятали в стенах своих домов. Иными словами, – все к лучшему.

Рассказывая о язвах проказы на домах, Тора поднимает вопрос собственности. Начиная свой рассказ об этом, она сообщает нам, что речь идет о времени, когда осуществится обещание: «Когда придете вы в страну Кнаан, которую Я даю вам во владение, и нашлю язвы проказы на дома в стране вашего владения!». И далее: «…И придет тот, кому принадлежит этот дом».

Владение – символ силы. Владение – это право гордиться: ведь у меня есть свой дом. В пустыне Синай не было собственности, поскольку недвижимость отсутствовала. Люди жили во временных жилищах, в шатрах, которые постоянно приходилось разбирать и переносить с места на место. Никому не приходило в голову соревноваться, чей шатер красивее. Но и язв проказы на жилищах не появлялось!

И вот наступило время перемен – евреи должны кардинально изменить свою жизнь. Они получают во владение страну, которая станет их собственностью. Теперь они должны тратить время и деньги, чтобы улучшать и украшать свои дома. Красивый дом – это показатель, красивый дом свидетельствует о том, кто в нем проживает. Красивый дом хорошо сочетается с высказыванием: «Мой дом – моя крепость!» Войти в него можно только с позволения хозяина и по его приглашению. Это частная собственность!

С одной стороны, это замечательно. Приятное чувство – «у меня есть дом». Как будто это даже означает, что я не зря родился. Стоило привести меня в этот мир. У меня есть дом. А если рядом с домом есть еще и гараж для машины, и если машина хорошая, – так это еще лучше.

Но, с другой стороны, это чувство собственности порождает множество «язв». Это зависть и, возможно, ненависть, а также злословие, которые со временем разрастаются! «Смотрите-ка, какой он построил себе дом! Откуда у него столько денег? А?» Хозяин дома трудится изо всех сил, чтобы украсить и улучшить свой дом, а злые языки тоже удлиняются и увеличивают свою активность.

В словах Торы – «И придет тот, кому принадлежит этот дом» – акцент ставится на слово «кому». И вот удовольствие (онег) очень быстро превращается в язву проказы (нега).

 

Слезы рав Шломо Залмана

Рав Бен Цион Меламед

Утром в Йом тов глава ешивы кабалистов «Шаар а-шамаим», раби Хаим Лейб Ойербах вместе с сыном восьми лет (который в будущем стал известным раввином – раби Шломо Залман Ойербах) шел с молитвы у Котеля. По дороге они встретили раввина Иерусалима, раби Хаима Йосефа Зоненфельда, он потрепал мальчика за щеку и спросил его:

— Вчера ночью ты задавал четыре вопроса – «ма ништана»?

— Конечно – ответил мальчик.

— А в прошлом году ты их тоже задавал?

— Конечно.

— И что тебе ответили?

— «Авадим аину» (Рабамы мы были у фараона в Египте) и т.д.

— Если ты получил ответ в прошлом году, зачем же ты спрашивал в этом заново?…

В уже преклонном возрасте раби Шломо Залман задал этот вопрос детям, которые были рядом с ним. Они пытались ему как-то объяснить. А он ответил им: «Когда я был маленьким, то не пытался на скорую руку найти ответ на этот вопрос, но расплакался от того, что никогда об этом не задумывался.

 

Афикоман

Рав Бен Цион Меламед

Что означает слово «афикоман»?

Этот вопрос задает гемара в трактате «Псахим» (119б) на слова мишны: «Нельзя завершать трапезу пасхальной жертвы афикоманом» (эйн мафтирин ахар а-песах афикоман).

Гемара приводит два мнения:

Рав считает, что мишна запрещает брать еду и столовые приборы для того, чтобы продолжить Пасхальный Седер с другой группой евреев. Мудрецы запретили поступать так, чтобы человек по ошибке не вынес пасхальную жертву с собой в другую группу, что запрещено согласно Торе. Поэтому, объясняет нам Рашбам, слово «афикоман» по мнению Рава переводится с арамейского как сочетание двух слов: «выносите» (афику) и «ваши предметы» (манайху). То есть, в мишне написано следующее: «Нельзя после завершения трапезы переходить, взяв с собой еду, в другую группу».

Шмуэль считает: поскольку пасхальную жертву необходимо было съесть в конце трапезы, почти насытившись, то после нее должны были бы уже подавать десерт, однако мишна запрещает нам есть этот десерт, чтобы во рту у нас остался вкус именно пасхальной жертвы. Таким образом, слово «афикоман» означает «выносите (афику) виды [десерта] (миней)». Так обычно говорят люди в конце трапезы: «выносите десерт». То есть, по мнению Шмуэля мишна запрещает продолжать трапезу не только в другой группе, но и в той, где вы ели пасхальную жертву, а именно –  запрещает есть десерт.

Таким образом, сама пасхальная жертва и должна стать десертом. А в наше время, когда у нас нет возможности принести пасхальную жертву, мы едим в конце трапезы кезаит (объем стандартного спичечного коробка) мацы, и называем ее «афикоман» – десерт, поскольку он как десерт, съедается последним, чтобы именно его вкус оставался у нас во рту.

 

Загадка о Десяти казнях:

Рав Бен Цион Меламед

Трое выучили из второй с помощью первого. Что имеется в виду?

 

Ответ на загадку к главе «Тазриа»:

Человек.



Добавить комментарий

 

Не разглашать

 

 
..