Глава «Беар»

Ибо пришельцы вы и поселенцы у Меня

Рав Давид Вайс

Центральная идея главы «Беар» связана со Страной Израиля. Кроме запрета земельных работ в седьмой год, Тора также ограничивает продажу земель: «И земля не может быть продана навечно». Невозможно продать землю навсегда. Только на ограниченное время продажа возможна, а потом земля вернется к своему хозяину.

Причина этого запрета в том, что «Мне принадлежит земля». «Она Моя», – говорит Вс-вышний. Сфорно объясняет, что Вс-вышний, сотворив мир, небеса приберег для Себя, как написано в «Теилим»: «Небеса принадлежат Б-гу, а землю Он отдал людям». Но земля Израиля является частью небес и не отдана людям!

А что мы делаем на ней? «Ибо пришельцы вы и поселенцы у Меня», то есть мы владеем землей как арендаторы, временным образом. Но она – не наша!

Почему же это так? Потому что у земли есть магниты, очень сильно притягивающие к ней. Главная тема большинства войн в мире – владение землей. Люди убивают друг друга ради клочка земли.

У всех народов мира есть корень и подобие в животном мире – каждый народ каким-то образом связан с определенным животным. Другие народы связаны с животными, которые ходят на четырех ногах, а народ Израиля – с птицей!

Все народы связаны с землей, как Каин, обрабатывавший землю и бывший рабом своей земли. А народ Израиля – пастух, подобно Эвелю. Пастухи подвижны, легки на подъем, и Вс-вышний хотел, чтобы такие люди были в мире. С одной стороны, Он сделал так для того, чтобы во всяком месте мира жили евреи. А с другой стороны, Он хотел, чтобы они были людьми свободными – без постоянной земли, без страны, им принадлежащей.

Страна Израиля никогда не была нашей. Она отдана нам в аренду. Она – средоточие нашей жизни. Моше рабейну жаждал войти в нее, но вовсе не для того, чтобы у него появилась своя земля. Праотец Авраам прожил в Стране Израиля 100 лет, скитаясь с места на место, и только для того, чтобы похоронить Сару, он приобрел участок земли.

Центральная идея главы «Беар» – шмита. Мы должны не просто прекратить обрабатывать землю, но отпустить ее. Человек должен ослабить свою крепкую хватку, перестать держаться за свое, а также и за то, что ему не принадлежит.

Не бойся отпустить, через шмиту ты удостоишься свободы.

 

Если вы не помните, считали ли вы Омер два дня из прошедших

Рав Бен Цион Меламед

Если вы сомневаетесь в том, что пропустили один день счета Омера, то, говорит алаха («Шульхан арух», 489:8), вы можете продолжать считать с благословением.

А как поступить, когда вы сомневаетесь в двух днях? Это может быть хуже, ведь прибавляется еще одна причина, из-за которой вы уже не сможете совершить счет цельных 49-ти дней. И все же рав А.Й.Л. Штейнман постановил, что можно продолжать считать с благословением. Поскольку и здесь все еще будет работать правило сфек сфейка (двойное сомнение): может быть, вы не забыли и посчитали оба дня, и даже если вы пропустили, возможно, алаха соответствует мнению, согласно которому каждый день – это отдельная заповедь.

 

Что значило быть независимым от материального мира для Виленского Гаона

Рав Бен Цион Меламед

В молодости Виленский Гаон ушел в галут (изгнание). (Галут – одна из форм работы над собой, в основном для того чтобы поставить себя в максимально сложную физически и морально материальную обстановку. Ведь когда человек уходит из дома и ходит из местечка в местечко, он остается без денег, без крова над головой, без семьи, которая заботится о нем, без друзей и знакомых, которые придут на помощь, в положении бродяги и нищего с протянутой рукой. Все это для того, чтобы через испытания искупить грехи, но главное – это подчинить свое тело силе духа, чтобы победить свою гордыню.)

Итак, в одном из еврейских местечек он зашел в синагогу, после молитвы открыл гемару и стал учиться нараспев. В другом конце синагоги сидел старец, который, как потом выяснилось, от Субботы до Субботы изучал Тору, не покидая синагогу, а жена приносила ему еду. Когда пришла жена, он попросил ее позвать молодого человека, который, судя по тому как он учил гемару, был талмид хахам, чтобы разделить с ним завтрак. Но Виленский Гаон, опасаясь того, что заберет у старца его еду, отказывался, как это предписывается в «Шульхан арух». Тогда старец объяснил ему, что всю неделю его жена печет хлеб из мучной пыли, которую она собирает, убирая мельницу, с разрешения мельника и этого им более чем достаточно. А в субботу у них за столом сидит много гостей, которые делят с ними этот хлеб. И еще она варит потрясающе вкусный субботний суп из… куриных ног (!), которые отдает ей хозяин мясной лавки за то, что она помогает ему снимать с этих кур перья. За столом в Субботу у них радость и веселье и говорят только слова Торы!

Когда Гаон рассказывал своим детям эту историю, он всегда вздыхал с тяжестью в сердце и прибавлял: «А я так и не достиг уровня этого старца!»

И это говорил Виленский Гаон, который брал в рот только то, что необходимо для поддержания жизни! Долгие годы его жена втайне от всех на каждую трапезу замачивала ему кезаит хлеба в воде, который он потом съедал, и на этом заканчивалась его трапеза! Почему, вы спросите, она замачивала этот хлеб? А для того, чтобы он мог быстрее его проглотить и не тратить время на разжевывание, для того чтобы быстрее вернуться к изучению Торы!

Так почему же человек на таком невероятном уровне все же восклицал что не достиг уровня того старца?

Рав Аарон Котлер объяснял это так: «Недостаточно ограничить себя в наслаждениях, необходимо научиться радоваться жизни и духовным достижениям в таком состоянии. Этот старец со своей женой не просто ограничил себя в материальном, он был счастлив и поднялся на такую ступень, где эти ограничения уже не были для него пыткой, дух восторжествовал над телом. Посмотрев на него, вы никогда не скажете, что он сегодня вообще не ел! И это не от того что он прекрасный актер, а потому что это исходит изнутри, из его души».

 

Загадка к главе «Беар»:

Рав Бен Цион Меламед

Какое предложение в недельной главе написано в одном порядке, а Раши комментирует в обратном порядке?

 

Ответ на загадку к главе «Эмор»:

Во второй ситуации, когда человек съел целый плод и сомневается, был ли он размером с кезаит, перед нами самостоятельная обязанность благословлять после еды. Поскольку существует опасность того, что будет нарушен запрет произносить имя Творца попусту, мудрецы решили, что лучше вообще не произносить благословение.

Однако благословение перед счетом Омера не является самостоятельным благословением, а является следствием обязанности считать. Поэтому если мы решим, что существует обязанность считать, то, как следствие, несомненно, появится и обязанность благословлять на исполнение заповеди. В данном случае, согласно правилу сфейк сфейка, обязанность считать имеется, следовательно, надо произносить благословение.



Добавить комментарий

 

Не разглашать

 

 
..