Bookmark/Share
Subscribe to RSS

Рош а-Шана

Страх перед Судом

Рав Бен Цион Меламед

Раби Ицхак Зеев Соловейчик объяснял страх перед Днем Суда на следующем примере. Во время Первой мировой войны некоторые люди пытались заработать на контрабанде товаров через границу враждующих государств. С одной стороны, это давало очень большой заработок, а с другой – опасность была настолько велика, что тот, кто попадался в военное время – приговаривался к расстрелу.

Один бедняк решил поправить материальное положение своей семьи и взялся за это опасное дело. Он нанял извозчика, заполнил телегу товаром и они поехали. Отправились в путь они ночью, двигались медленно и осторожно. Пока бедняк загружал телегу, то ни о чем не думал, но как только отъехали, сердце его начало потихоньку биться быстрее от страха. Чем ближе к границе, тем сильнее овладевал им страх. Когда же они подошли вплотную к границе извозчик тоже испугался, но не сравнить страх нашего «бизнесмена» со страхом извозчика, ведь если их поймают, то, как думает извозчик, его только оштрафуют, а торговца убьют, хотя в военное время могут убить и обоих. Но в этой компании был еще некто, кто совсем не боялся даже оказавшись перед лицом опасности. Кто же это? Лошади! Для них что дома что на границе – все одно.

Так и мы. Среди нас есть праведники и, чем ближе к Дню Суда, их сердце бьется все сильнее, и страх смерти овладевает ими. Также среди нас есть люди, которые погружены в заботы повседневной жизни и просыпаются только в День Суда, да и то не особенно понимают насколько их жизнь в опасности. Но есть еще один тип людей, для которых вообще не существует такого дня, он для них ничем не отличается от остальных дней в году. Такие люди подобны лошадям, впряженным в телегу.

Нам с вами остается только выбрать – кем являемся мы в этой истории. 

 

Корни и ветви заповеди

Рав Арье Лейб Гальчук

В книге «Толдот Адам» приводится история о том, как во времена Рамбама один уважаемый человек не хотел произносить видуй – исповедь, которую все евреи произносят в Йом Кипур. Когда спросили его друзья, почему он так поступает, он ответил: «Я знаю, что не совершал грехов, которые здесь перечисляются. Как же я могу произносить ложь перед Творцом мира, печать Которого – истина?!»

Когда стало известно об этом Рамбаму, он подозвал его к себе и сказал ему так: «Ты, мой дорогой друг, если бы постарался вникнуть в то, что сказал царь Давид: «Всякой цели видел я предел, [но] заповедь Твоя беспредельно широка», то понял бы, что у каждой заповеди есть корни и ветви и она распространяется практически беспредельно. Например, запрет «не укради» включает в себя непосредственно кражу, а также запрет отнимать вещь в шутку и вводить человека в заблуждение, «воруя» у него информацию и тому подобное. И ты, дорогой друг, если постараешься внимательно разобраться таким образом в любой заповеди, нет сомнения, что не будешь более говорить, что не совершал написанных в видуе грехов, но признаешь, что совершал их постоянно, и самый большой из них состоит в том, что ты считал себя безупречным!».

 

Если забыли упомянуть «яале ве-яво» после трапезы в Рош а-Шана

Рав Бен Цион Меламед

Закон гласит, что тот, кто забыл произнести субботнюю вставку в биркат а-мазон в Субботу обязан заново начать читать биркат амазон. Пишет раби Акива Эйгер (респонсы, 1): «Женщина также должна заново произнести биркат а-мазон, если забыла субботнюю вставку, поскольку обязанность устраивать субботнюю трапезу лежит на женщине, так же как и на мужчине». Однако в йом тов, несмотря на то, что в «Шульхан арух» (раздел «Орах хаим», 288:6) написано, что тот, кто забыл вставку на йом тов должен прочитать все заново, раби Акива Эйгер (там же) считает, что женщина это делать не обязана. На мужчине лежит обязанность устраивать трапезы в йом тов и поэтому, если он пропустит вставку, то должен читать биркат а-мазон заново. Что касается женщины, поскольку эта заповедь зависит от времени – она свободна от ее исполнения, и поэтому, если она забыла вставку – не должна произносить биркат а-мазон заново. (Нужно отметить, что Бен Иш Хай спорит с автором «Шульхан арух». Он считает, что и мужчины не должны произносить заново биркат а-мазон, если забыли вставку на йом тов, поскольку существуют мнения, что нет обязанности устраивать в йом тов трапезы.)

По поводу Рош а-Шана в «Мишна брура» (288:19) приводится спор ахароним: Маген Авраам считает что в отношении Рош а-Шана «Шульхан арух» согласится, что не надо произносить биркат а-мазон заново тому, кто забыл вставку, а Элияу Раба считает, что надо читать биркат а-мазон заново, как и во все другие праздники.

В «Шаар а-Цион» (15) объясняется мнение Маген Авраама так: поскольку есть мнения, что в Рош а-Шана надо поститься (так как это День Суда) то, даже если человек не постится, по крайней мере, трапезы устраивать не обязан. И, несмотря на то, что в «Орах хаим» (597) установлено, что нельзя поститься в Рош а-Шана, все же, считает Маген Авраам, трепетное отношение к запрету произносить Имя Творца попусту, требует от нас учесть это мнение, и, поскольку согласно этому мнению нет обязанности устраивать трапезу, значит и читать заново биркат а-мазон – не нужно.

 

Загадка к празднику Рош а-Шана:

Рав Бен Цион Меламед

Что не исполняется так, как его называют?

Ответ на загадку к главе «Ницавим-Вайелех»:

Написано в главе «Ницавим»: «И обрежет Б-г, Вс-сильный твой, сердце твое и сердце твоего потомства, чтобы любить Б-га, Вс-сильного твоего, всем сердцем твоим и всей душою твоей, ради жизни твоей» (Дварим, 30:6).

Первые буквы слов «сердце твое и сердце» (אֶת לְבָבְךָ֖ וְאֶת לְבַ֣ב) на иврите составляют слово «элуль» (אלול), являющееся названием месяца.


Добавить комментарий

 

Не разглашать

 

 
..