Глава «Шмот»

Всего лишь Фараон

Рав Давид Вайс

В самом начале недельной главы «Шмот» перед нами предстают примеры жестокости, с одной стороны, и еврейской сообразительности, с другой. Фараон, царь Египта, не колеблясь велит убивать при рождении безгрешных младенцев, а с другой стороны, две еврейские женщины, бедные и несчастные на вид, противодействуют царскому приказу, отказываясь исполнять его и, несомненно, подвергая при этом свои жизни опасности. Но эта страшная история заканчивается благополучно, – указ фараона так и остается висеть в воздухе, не воплотившись в мире действия.

Невозможно рассматривать эту историю с обычной точки зрения. Фараон был могучим и страшным царем. Он был сфинкс, которого все боялись, и он был уверен, что одного этого страха достаточно для того, чтобы все беспрекословно исполняли его волю. Царь есть царь. Но как же удалось двум еврейским женщинам спастись из этой ловушки?

Ответ можно найти в самом тексте Торы. Когда речь идет о Фараоне, каждый раз упоминается его титул – «царь Египта»: «И позвал царь Египта», «И сказал царь Египта». Но когда описывается, как эти женщины отвечали Фараону, титула в тексте нет: «И сказали повитухи Фараону». Не написано –  «царю Египта». Почему? Потому что для них он не был царем. Они сказали ему, как Мишаэль, Хананья и Азарья сказали царю Вавилонской империи, который повелел им поклониться идолу: «Ты – царь в том, что касается призыва в армию и взимания налогов. Но в том, что касается Б-жественного, ты и собака – равны». То есть в вещах Б-жественных ты не авторитет, ты и собака – одно и то же.

Повитухи, по сути дела, намекнули Фараону о том же самом: ты – всего лишь Фараон, и приказывать убивать младенцев ты не имеешь права.

Откуда же они взяли столько смелости? А дело в том, что «они боялись Б-га». Так написано в тексте Торы. А когда человек боится Б-га, он уже не станет смертельно бояться человека. Только тот, кто не боится Б-га, может испугаться другого человека, погоды или болезней.

В Торе написано: «И боялись повитухи Б-га, и не сделали, как велел им царь Египта, и оставляли детей жить».

 

Воспитание сыновей

Рав Бен Цион Меламед

«И вот имена сыновей Израиля которые пришли в Египет с Яаковом, каждый с домом своим пришли они» (Шмот, 1:1).

Спрашивает Мидраш: зачем Тора подчеркивает, что пришли они с Яаковом, ведь мы уже и так это знаем. И отвечает: Тора хочет сказать нам, что все сыновья Яакова были похожи на своего отца, а именно, все они были праведниками, как и он сам. И заслужил Яаков это только потому, что постоянно занимался их воспитанием: наказывал, когда это требовалось и награждал в соответствии с их поступками.

Также мы находим, что Ицхак был похож на своего отца. Во время своего жертвоприношения Ицхак не помешал отцу хоть и мог это сделать, потому что так воспитал его отец – повиноваться Творцу.

Ицхак воспитал Яакова в том же духе, поэтому Яаков получил благословения и унаследовал Страну Израиля.

Интересно, что Мидраш не пишет, что Яаков обучал своих детей Торе и исполнению заповедей. В Мидраше написано что Яаков обучал их идти «путями отца», то есть тому, что является в этом мире прямой дорогой.

Как-то, в одной из бесед, раби Яаков Исроэль Каневский (Стайплер) сказал раву Моше Мордехаю Шульзингеру, что когда-то в маленьких еврейских местечках дети росли в глубокой бедности и это приучало их к тому, что не все что хочешь можно получить. Часто бывало, что когда ребенок возвращался из хейдера, то дома не было еды, и так он привыкал выдерживать муки голода. Когда же он получал еду, то это была очень простая еда, например, фрукты вообще отсутствовали. Новую одежду дети может и видели, но очень редко.

Бедность и страдания имеют огромную силу в воспитании – человек привыкает, что часто чего-то в жизни не хватает, но это не сводит его с ума, он продолжает жить и радоваться.

А что мы видим сегодня? Ребенок с раннего детства привыкает к тому, что получает все, чего ему захочется. Еды и одежды у него вдоволь, и даже приходится заставлять его поесть. Он живет как принц. Но, к сожалению, обеспечивая своего ребенка всем материальным, родители забывают о его душе. У них на это просто нет времени, потому что они работают с утра  до ночи, и домой приходят уже усталые и голодные. Они не видят своих детей, просто с ними не общаются. Ребенок растет сам по себе, и варится в своем соку в своих радостях и переживаниях. И когда ребенок сталкивается с проблемой в школе, когда задета его честь, то здесь и начинается катастрофа: во-первых, своих сил выстоять у него нет, его не приучили чего-то недополучать, уметь держаться в сложных ситуациях. А во-вторых, ему не к кому обратиться, так как родители фактически чужие ему люди, поставщики одежды и еды.

И вот, ребенок попадает в депрессию. Но и тут родители не спохватываются, и все их участие сводится к тому, чтобы нанять психолога. Или же они вдруг вспоминают, что существует раввин, и бегут к нему за советом.

Так завершил свои слова Стайплер. Давайте же помнить об этом. Пока не поздно!

 

Запрет уединения с незамужней

Рав Бен Цион Меламед

Тора запретила нам уединение с женщинами которые находятся в статусе «эрва», например: замужняя женщина, жена отца, жена сына, тетя и т.п.

Гемара в трактате «Санедрин» (21а,б) рассказывает нам как царь Давид и его суд, постановили запрет уединения с незамужней. Прежде приведем отрывок из книги пророка Шмуэля, где описывается история Амнона и Тамар (Шмуэль 2, глава 13):

(1) И было после этого: у Авшалома, сына Давида, [была] красивая сестра, а имя ее Тамар; и полюбил ее Амнон, сын Давида. (2) И так страдал Амнон, что выглядел больным из-за Тамар, сестры своей; ибо она была девицей, и Амнону казалось трудным сделать с нею что-нибудь. (3) А у Амнона [был] друг по имени Йонадав, сын Шимы, брата Давида, и Йонадав – человек очень хитрый. (4) И сказал он ему: отчего ты такой измученный по утрам, сын царя, не скажешь ли мне? И сказал ему Амнон: я люблю Тамар, сестру Авшалома, брата моего. (5) И сказал ему Йеонадав: ложись в свою постель и притворись больным, а [когда] придет отец твой навестить тебя, скажи ему: пусть придет Тамар, сестра моя и даст мне хлеба (еды), и приготовит при мне кушанье, чтоб я видел, и буду есть из рук ее. (6) И лег Амнон, и притворился больным, и пришел царь навестить его; и сказал: Амнон царю: пусть придет Тамар, сестра моя, и испечет при мне пару лепешек, и я поем из рук ее. (7) И послал Давид к Тамар в дом сказать: пойди, прошу, в дом Амнона, брата твоего, и приготовь ему еду. (8) И пришла Тамар в дом Амнона, брата своего, а он лежит. И взяла она теста, и замесила, и сделала при нем, и испекла лепешки. (9) И взяла противень, и опорожнила пред ним, но он не хотел есть. И сказал Амнон: выведите от меня всех. И вышли от него все люди. (10) И сказал Амнон Тамар: занеси кушанье в ту комнату, и я поем из рук твоих. И взяла Тамар лепешки, которые приготовила, и принесла в комнату Амнону, брату своему. (11) И [когда] она подавала ему есть, он схватил ее и сказал ей: иди, ложись со мною, сестра моя. (12) Но она сказала: нет, брат мой, не принуждай меня, ибо не делается так в Израиле; не делай этой мерзости. (13) А я, куда денусь я с позором моим? И ты, ты будешь как один из подлецов в Израиле. А теперь поговори ты с царем, и он не возбранит мне стать твоею. (14) Но он не хотел слушать слов ее и одолел ее, и насиловал ее, и лежал с нею. (15) И возненавидел ее Амнон чрезвычайною ненавистью, так что ненависть, какою он возненавидел ее, была сильнее любви, какою любил ее, и сказал ей Амнон: встань, уйди. (16) И сказала она ему: нет, ибо это зло – прогнать меня – больше того, которое сделал ты со мною [раньше]. Но он не хотел слушать ее. (17) И позвал отрока, служителя своего, и сказал: прогони-ка эту от меня вон и запри дверь за нею. (18) А на ней был разноцветный рубашка, ибо такое платье носили царские дочери-девицы. И вывел ее слуга его вон, и запер за нею дверь. (19) И взяла Тамар пеплу, [и посыпала] голову свою, а разноцветную рубашку, которая на ней, разодрала; и положила она руку на голову свою, и пошла, рыдая. (20) И сказал ей Авшалом, брат ее: не Амнон ли, брат твой, был с тобою? – А теперь, сестра моя, молчи; он – брат твой, не принимай этого [близко] к сердцу. И жила Тамар в одиночестве в доме Авшалома, брата своего. (21) И услышал обо всем этом царь Давид, и очень разгневался. (22) И не говорил Авшалом Амнону ни худого, ни доброго, ибо возненавидел Авшалом Амнона, за то что он обесчестил Тамар, сестру его. (23) И было, через два года, когда в Баал-Хацоре, близ Эфраима, были стригущие [овец], пригласил Авшалом всех сыновей царя. (24) И пришел Авшалом к царю, и сказал: вот, ныне стрижка [овец] у раба твоего; пусть царь и слуги его пойдут с рабом твоим. (25) И сказал царь Авшалому: нет, сын мой, пожалуй мы не пойдем все, чтобы не быть тебе в тягость. И очень упрашивал он его, но тот не захотел идти и благословил его. (26) И сказал Авшалом: а если не [ты], то пусть пойдет с нами, прошу, Амнон, брат мой. И сказал ему царь: зачем ему идти с тобою? (27) Но Авшалом упросил его, и отпустил он с ним Амнона и всех сыновей царских. (28) И приказал Авшалом отрокам своим, сказав: смотрите, когда развеселится сердце Амнона от вина и я скажу вам: «Поразите Амнона», то убейте его, не бойтесь: ведь это я приказал вам; мужайтесь и будьте храбры. (29) И поступили отроки Авшалома с Амноном, как приказал Авшалом. И поднялись все сыновья царя, и сели каждый на мула своего, и убежали. (30) И было, когда они [еще] были в пути, дошел до Давида слух, что Авшалом убил всех царских сыновей и не осталось из них ни одного. (31) И встал царь, и разодрал одежды свои, и лег на землю; и все слуги его стояли в разодранных одеждах. (32) И сказал Йонадав, сын Шими, брата Давида, так: пусть не думает господин мой, [что] всех юношей, сыновей царя, убили, ибо только один Амнон умер, так как по повелению Авшалома было это решено с того дня, как тот обесчестил Тамар, сестру его. (33) Итак, да не допустит господин мой царь к сердцу своему мысли о том, будто все царские сыновья умерли, так как умер один Амнон. (34) И убежал Авшалом. И отрок, что стоял на страже, взглянул и увидел: вот, множество народу идет по дороге, что позади него, со стороны горы. (35) И сказал Йонадав царю: вот пришли сыновья царя: как говорил раб твой, так и оказалось. (36) И было, когда кончил он говорить, пришли сыновья царя и подняли вопль, и плакали. Также царь и все слуги его плакали плачем весьма великим. (37) А Авшалом убежал и пошел к Талмаю, сыну Амиуда, царю Гешурскому. И плакал он [Давид]о сыне своем все дни. (38) А Авшалом убежал и пошел в Гешур, и был там три года. (39) И томило царя Давида желание выйти к Авшалому, ибо утешился он об Амноне, что умер.

В гемаре эта история объясняется так:

Сказал рав Йеуда от имени Рава: «Тамар была дочерью Давида от яфат тоар (красивой пленницы), поскольку написано (Шмуэль 2, 13:13): «А теперь поговори ты с царем, и он не возбранит мне стать твоею». То есть, Тамар посоветовала Амнону, если он так желает ее, обратиться к царю, и царь не откажет ему взять ее в жены по закону. Таким образом, мы видим, что по закону Тамар была разрешена ему. А если мы скажем, что она была дочерью Давида от его жены Маахи, после того как та приняла гиюр, то она является сестрой Амнона по отцу и запрещена ему. Значит, мы должны сказать, – продолжает Рав, –  что она дочь Давида от Маахи, рожденная еще до того, как та приняла гиюр, то есть от разрешенной связи с яфат тоар. А потом Тамар приняла гиюр, и считается заново родившейся и, следовательно, законодательно не считается дочерью Давида».

Хитроумный Йонадав посоветовал Амнону притвориться больным и изможденным, которому нужны силы преодолеть болезнь. И если Тамар будет готовить перед ним, то это пробудит его аппетит и он захочет поесть.

Когда Амнон попросил всех выйти и остался наедине с Тамар, то насильно овладел ею. Пророк рассказывает нам, что после этого он возненавидел ее больше, чем любил до того.

Что же произошло? Объясняет раби Ицхак: «Волос Тамар завязался ему в том самом месте и сделал его крут шифха (оставила его без детородного органа). Спрашивает гемара, что если волос завязался сам, то за что же Амнон возненавидел Тамар? И гемара отвечает, что на самом деле, Тамар сама завязала ему волос и, таким образом, лишила его этого органа.

Далее гемара объясняет, что произошло после этого. «И взяла Тамар пеплу, [и посыпала] голову свою, а разноцветную рубашку, которая на ней, разодрала; и положила она руку на голову свою, и пошла, рыдая» (Шмуэль 2, 13:19). Учит нас Барайта от имени раби Йеошуа бен Корха: «Важную ограду сделала Тамар для еврейского народа. И они сказали так: если с дочерьми царя может такое случиться, тем более это может произойти с нами, простыми людьми. Если со скромными такое возможно, тем более с теми, кто не настолько скромен». Своим плачем и открытым горем она позволила этой истории вылиться наружу и стать примером для других женщин.

Сказал рав Йеуда от имени Рава: «В тот самый момент царь Давид и его суд постановили запрет уединения с незамужней».

 

Загадка к главе «Вайехи»:

Рав Бен Цион Меламед

Найдите в недельной главе где в одном предложении приводятся три изъяна и двум из них там же приводятся их противоположности.

 

Ответ на загадку к главе: «Ваигаш»

Четыре пары, в каждой из которых первому предпочтен второй это: Ишмаэль и Ицхак, Эсав и Яаков, Реувен и Йосеф, Менаше и Эфраим.



Добавить комментарий

 

Не разглашать

 

 
..