Глава «Насо»

Соседи

Рав Давид Вайс

Следует отметить – возможно, с сожалением, – что наша Тора не является современной! Потому что в современном мире распространено такое мнение: разные области жизни должны быть смешанными, многоцветными. Если будет править только один цвет, станет просто скучно, не дай Б-г. Или, хуже того, ничего не вырастет и не расцветет. Рост, развитие – так считают в современном мире – связаны со смесью знаний.

Но наша Тора  говорит о человеке «в лагере своем» и о человеке «под флагом своим»! Каждое из 12 колен во время странствий еврейского народа по пустыне располагалось отдельно, безо всякого смешения! Сына египтянина отдалили от лагеря колена Дана (несмотря на то, что его мать была еврейкой из колена Дана), поскольку он не соответствовал духу этого колена!

Наши мудрецы считали соседство настолько важным, что не колеблясь провозгласили: «Горе злодею и горе его соседу!», а также: «Хорошо праведнику и хорошо его соседу!»

Поэтому наши святые мудрецы в удивлении подняли брови, когда подошли в главе «Насо» к странному соседству рассказа о назире, который несет на себе венец Б-га и называется «святой», и повествования о женщине, сошедшей с прямого пути, так что муж ее стал сомневаться в ее верности! Почему рассказ о назире находится рядом с историей о сотá? Этот вопрос задали наши мудрецы. Подобное соседство противоречит всем правилам соседства, к которым наши мудрецы так серьезно относятся.

Ответ, который они дают, очень поучителен. «Удаляйся от плохого соседа» – это краеугольный камень поведения человека во всех областях жизни. Но Святая Тора стремится объяснить нам пути формирования вещей, не являющихся хорошими. Обрати внимание на то, как вещи зарождаются! Начало всегда совсем не является страшным. «Вот я выпил пару бокалов вина, – ну и что? Разве Тора против радости? Конечно, нет. Ведь и в кидуше участвует вино. А в праздник Песах мы должны выпить четыре бокала вина. Так что же в этом плохого?»

Да, это верно. Но это только начало. Вино – особенно красное – снимает запреты. Превращает горы, которые подобны стене, окружающей скромность, – в равнину! Радость, которую вызывает выпитое вино, связана с тем, что вино изменяет серьезный взгляд на жизнь, делая его легче! Обрати внимание! Та женщина, о которой говорит Тора, не родилась в трущобах, она могла происходить из уважаемой семьи. Так в чем же дело? Она выпила немного вина и оказалась в атмосфере вседозволенности. Можно поговорить чуть больше, можно посмеяться чуть больше – и йецер а-ра уже пляшет, и нет уже тормозов.

Вот чему хотела научить нас Тора, вот почему поместила рядом две такие противоположности, говоря тем самым: если ты видел женщину, которую подозревает муж, то поторопись отдалиться от вина! Именно потому, что ты увидел ее. Не говори: «Это ко мне не относится». Все, что ты видишь, имеет к тебе прямое отношение!

Тора очень опасается начала вещей! Именно из-за их невинности в начале! Ты не хочешь зайти слишком далеко? Так не приближайся! Действительно, Тору не назовешь современной!

 

Просто все время учился

Рав Бен Цион Меламед

Когда ученики попросили рав Ицхака Хаима Карсеницкого рассказать что-нибудь о рав Моше Файнштейне, с которым он учился в одной ешиве, то он ответил им: «Мне нечего вам рассказать, с ним ничего особенного не происходило, он просто все время учился». «И все же» – попросили они. Тогда он задумался на минуту и ответил: «Помню его всегда только в одной позе – склоненным над Талмудом, он просто все время учился!». «В семь лет рав Моше Файнштейн уже выучил все ʺтри Бавыʺ (три трактата из раздела о законах имущества), – добавил рав Ицхак,  – а вот к пятнадцати годам уже знал все три трактата слово в слово».

Рав Хаим Ойзер Гроджинский высказался как-то о Моше и Мордехае Файнштейнах: «Эти братья учат Тору, как ее учили несколько поколений назад!».

До последнего своего дня рав Моше Файнштейн не прекращал учебу. Люди, окружавшие его, видели его всегда в одном и том же состоянии – книга раскрыта и рав Моше погружен в нее.

 

Вечерняя молитва во второй день праздника

Рав Бен Цион Меламед

Традиция еврейских общин живущих вне границ Израиля – молиться вечернюю молитву «Маарив» именно после выхода звезд и не принимать второй день праздника (йом тов шени) сразу после времени плаг минха.

Основная причина установившейся традиции – это опасение того, что женщины станут готовить еду для второго дня праздника после того, как мужчины начнут молитву. Таким образом получится, что они сделали работу в первый день праздника (йом тов ришон), который заповедан Торой, для второго дня праздника, который заповедан мудрецами, что безусловно делать нельзя, ведь в таком случае будет нарушен запрет Торы. (Ливуш, «Орах хаим», 488; Мате Эфраим «Орах хаим», 599:2 и др.). В книге «Йом тов шени кеилхато» приводится от имени рав Йосефа Шалома Элияшива более резкое высказывание: «Поскольку в наше время мы точно знаем когда у нас  йом тов, то это фактически сделать работу в йом тов для будничного дня.

Еще одна причина: поскольку фактически это еще первый день праздника, то укорачивая его – мы пренебрегаем им, что является неуважительным отношением к заповедям Торы (Таз, 489:10). Но с этой причиной согласились не все законодатели, поскольку во второй день праздника читают такую же молитву, как в первый и произносят такой же кидуш.

Где мы находим возможность облегчить:

Пишет Бен Иш Хай в респонсах «Рав поалим» («Орах хаим», 4:23): «В жарких странах, где водится много комаров и других мошек, поскольку с наступлением темноты трудно проследить за тем, чтобы они не попали в еду – можно начать молится раньше и сделать трапезу, когда еще светло». Как вы понимаете в наше время это неактуально, поскольку у нас сегодня есть освещение, да и не до такой степени у нас много мошек, чтобы они попадали к нам в еду. Автор «Минхат Ицхак» (10:41) разрешает начать молитву раньше для больных, находящихся в больницах, так же рав Шломо Залман Ойербах разрешает это для пожилых людей, которым это очень трудно физически, особенно летом в таких странах как Россия.

Нужно отметить, что в разных местах все же были общины, в которых начинали второй день праздника раньше. Но это возможно только там, где община состоит из грамотных людей, хорошо знающих закон. А когда речь идет об общине, где многие не знают закона, безусловно, начав молится сразу после плаг минха, мы можем подвести многих, которые просто по незнанию станут готовить в первый день праздника на второй!

 

Загадка к главе «Насо»:

Рав Бен Цион Меламед

Ее поступки начинаются на букву – «син», а называется она на букву – «самех».

 

Ответ на загадку к главе «Бамидбар»:

Хеврон и Ицхар – два брата из четырех сыновей Кеата (Бамидбар, 3:19).

Хеврон – город, Ицхар – поселение на территориях в современном Израиле.



Добавить комментарий

 

Не разглашать

 

 
..