Глава «Ваишлах»

«С Лаваном жил я»

Рав Давид Вайс

В недельной главе «Ваишлах» сказано о том, что праотец Яаков отправляет посланников к своему брату Эсаву и просит их объяснить, почему он задержался на такой длительный срок: «У Лавана жил я».

Это удивительно – Яаков не рассказывает о важных вещах: о том, что у него теперь 4 жены и родилось (пока) 11 детей, о том, что Лаван чуть не убил его и хотел, чтобы Яаков вернулся домой с чем пришел, то есть с одним лишь посохом. Обо всем этом Яаков не рассказывает. О чем же он говорит? «Я жил с Лаваном»! Раши приводит два объяснения. Первое – такое: гематрия «я жил» (גרתי) равна 613 – тем самым, Яаков, фактически, сообщает: «Я соблюдал у Лавана все 613 заповедей». Но разве Эсаву интересно узнать, что Яаков соблюдал у Лавана 613 заповедей?

И второе толкование Раши слов Яакова: «Я жил с Лаваном, но не научился у него плохим поступкам!» Это объяснение тоже удивляет. Разве это важно Эсаву? И вообще, почему это может быть важно?

Однако это, действительно, важно и связано с большим спором между Яаковом и Лаваном.

Эсав избрал свой путь в жизни – быть «человеком-охотником, человеком поля», то есть он выбрал улицу и в центр своей жизни поставил взаимоотношения с людьми. Он не боится, что улица может повлиять на него. Может быть, он полагал, что сможет сам влиять на окружающих, воспитывать их. В то время как Яаков выбрал для себя – «обитать в шатрах», то есть погрузиться в изучение Торы. А в отношениях с другими людьми он предпочел быть наивным.

И вот прошло много лет и выяснилось, что различие между ними весьма велико. Яаков соблюдает все 613 заповедей и ведет себя в духе Торы, в то время как Эсав стал человеком большого мира. И поведение его в жизни было в духе улицы и далеко от духа Торы.

Эсав был человеком современным и утверждал, что это необходимо – учиться у улицы и жить в ее духе. Яаков же не искал такой жизни и утверждал, что человек должен быть сильнее улицы и жить так, как жили его дед Авраам и отец Ицхак.

И вот прошли десятки лет – и они должны встретиться, и между ними должен состояться разговор о различии их жизней.

И перед этой встречей Яаков сообщает Эсаву: смотри, брат мой, жизнь вывела меня из дома учения Шема и Эвера и увела далеко. Дом Лавана совершенно отличался от дома моего отца и дома учения, но все же, хоть я и жил с Лаваном, но не научился у него плохим поступкам. Это возможно! Но только благодаря заповедям, которые я полностью соблюдал. Только изучение Торы и соблюдение заповедей может защитить человека от влияния улицы. Даже такой великий человек, как наш праотец Яаков, не защищен автоматически от влияния улицы Лавана. Только когда он соединил свою природу с Торой и заповедями – тогда ему это удалось.

Это нелегко. Но возможно.

 

Эшет хаиль

Рав Бен Цион Меламед

Сразу после свадьбы рав Йосеф Шалом Эльяшив вернулся к учебе.

Каждый день он приходил домой днем на несколько минут для скромного обеда, и тут же возвращался обратно в синагогу и продолжал учебу до Маарива. Стены его дома были пропитаны Торой. Каждую ночь он вставал в 2 часа, садился за Талмуд и лист за листом изучал его, погружаясь в море Талмуда. Он дорожил каждой минутой своей учебы, с трудом выделяя время для будничных забот. Иногда он учился без преувеличения по 20 часов в сутки, но и в обычные дни он посвящал учебе, по крайней мере, по 16-18 часов. И так продолжалось день за днем и ночь за ночью, в течение 70 лет: в будни, в Субботу и праздники. Рав Элияшив не изменял своему обычаю даже, когда рождались дети, и когда он женил сыновей и выдавал замуж дочерей.

Все это стало возможным только потому, что его жена, рабанит Шейна Хая, полностью освободила его от всех забот: дом и дети были полностью на ее плечах! Каждую ночь, начиная с первого дня их совместной жизни, она вставала вместе с мужем в 2 часа ночи для того, чтобы приготовить ему чашку «кофе», если этот кипяток чем-то окрашенный можно было называть «кофе». И даже когда дети купили ей термос и попросили наполнять его перед сном кипятком, вместо того, чтобы вставать так рано, она отказалась, поскольку была рада участвовать таким образом в изучении Торы. А ведь в те времена разжечь примус было далеко не так просто, как сегодня нажать на кнопку электрического чайника.

Прошло время, и к раввину начали приходить посетители с вопросами. Когда это были вопросы по Торе – рабанит была рада, но когда это были разговоры о жизни – она страшно возмущалась: «Я за всю жизнь не позволила себе потратить его время на заботы о будничном, а они вот уже полчаса морочат ему голову своими глупостями».

 

Можно ли в Субботу бросить дольку лимона в чай

Рав Бен Цион Меламед

В предыдущей главе мы объяснили можно ли выжимать лимон в Субботу. Сегодня мы обсудим возможность положить дольку лимона в горячий чай.

Как правило, стакан чая является – вторым сосудом (кли шени), так как мы наливаем в него воду из первого сосуда (кли ришон). Мудрецы сказали, что второй сосуд – не варит, даже если температура воды в нем яд соледет, т.е. равна 45 градусам. Поэтому мы могли бы сказать, что в отношении второго сосуда не существует никаких запретов варки.

Но это не так. Есть две проблемы:

1) То, что второй сосуд не варит сказано только об обыкновенных продуктах, но продукты признанные легко варимыми (калей бишуль) – даже второй сосуд варит. Таким образом, положить яйцо в горячую воду, которую налили во второй сосуд, или в бульон положить ломтики хлеба – является запретом Торы, так как хлеб и яйцо считаются легко варимыми продуктами.

Мы не знаем, является ли лимон легко варимым продуктом. Маген Авраам и вслед за ним автор «Мишна брура» пишут, что поскольку мы сегодня не знаем точного определения калей бишуль, то должны проявлять осторожность в отношении всех продуктов, кроме тех, о которых ясно сказано, что они не являются калей бишуль. По этой причине Маген Авраам запрещает класть лимон во второй сосуд. Однако Хазон Иш не согласен с таким подходом и разрешает класть лимон во второй сосуд при условии, что температура в нем не достигает 70 градусов. Хазон Иш считает, что в отношении тех продуктов, о которых нам неизвестно, что они калей бишуль – не нужно опасаться, что может быть они являются калей бишуль. Но с другой стороны, Хазон Иш считает как и Хаей Адам, что запрещено варить во втором сосуде при температуре яд нихвит (обжигающая руку), т.е. примерно 70-80 градусов.

2) Мудрецы запретили класть не сваренные продукты во второй сосуд, поскольку это выглядит как будто человек варит. Однако лимон мы можем поместить во второй сосуд, поскольку он приравнивается к специям, которые мудрецы разрешили класть во второй сосуд, так как явно видно что их кладут не для варки, а в качестве приправы.

В итоге мы получаем, что «Мишна брура» устрожает и запрещает класть лимон во второй сосуд, а Хазон Иш – разрешает. Большинство сефардских законодателей считают, что можно класть лимон во второй сосуд, но все же советуют воздержаться от этого.

 

Загадка к главе «Ваишлах»:

Рав Бен Цион Меламед

Сколько раз Творец делал чудо для еврейского народа, чтобы расступалась вода?

 

Ответ на загадку к главе: «Вайера»

Когда Яаков попросил у Лавана плату за свою работу у него то сказал ему так:

«Обойду я весь твой мелкий скот сегодня. Удали оттуда всех ягнят крапчатых и пятнистых, и всех ягнят бурых – из овец, и пятнистых и крапчатых – из коз. Это и будет мне платой. И ответит за меня правота моя в день грядущий, когда придет свидетельствовать о плате моей пред тобою. Все, что не крапчатое и не пятнистое среди коз и не бурое среди овец – крадено то у меня» (Вайеце, 30:32-33).

Тогда Лаван ответил ему:

«Да! Пусть будет по слову твоему!» (Вайеце, 30:34).

А потом Лаван забрал себе:

«И удалил он в тот же день козлов с отметинами на голенях и пятнистых, и всех коз крапчатых и пятнистых, всех, на которых белое, и всех бурых среди овец, и передал в руки своим сыновьям (Вайеце, 30:35).

Слова «всех, на которых белое» на иврите «коль ашер лаван бо». Таким образом, «лаван» был взят Лаваном.



Добавить комментарий

 

Не разглашать

 

 
..