Глава «Ваигаш»

Тшува египтян

Рав Давид Вайс

От наших мудрецов мы знаем, что Йосеф, прежде чем дать египтянам пропитание, потребовал, чтобы они сделали обрезание. Это как-то жестоко и, более того, – бессмысленно. Зачем обязывать египтян, погрязших в материальности, проходить чисто еврейскую церемонию под названием брит мила? Это непонятно. Если бы он попросил у них денег за ту пищу, которую собирался им дать, – это мы можем понять. Он был еврей, а евреи все время думают о деньгах. По крайней мере, таков образ еврея в глазах просвещенного мира. Но зачем просить египтян есть мацу в Песах или сидеть в сукке, или трубить в шофар на Рош а-Шана? Зачем?

Ответ пребывает в густом тумане, покрывающем будущее истории, и этот туман еще не рассеялся. А за толщей тумана сверкает свет Машиаха. Нам всегда кажется, что Машиах – наш, еврейский, и что за дело неевреям до Машиаха? Но это не так. С момента своего сотворения мир ждет Машиаха! И даже неевреи его ждут. А может быть, они ждут его даже больше, чем евреи (евреи-то уже получили Тору, а Тора – тоже Машиах), ведь они тоже нуждаются в Избавлении и жаждут его.

Брит мила соединяет тело – с душой, человека – с Б-гом. В тот момент, когда Йосеф пришел к власти, он подумал об этом. Он увидел здесь свою миссию. Он – «помеха Эсаву», то есть тот, кто должен стать перед ним и показать ему истинный путь. В чем проблема Эсава? Эсав – человек большого мира, современный, идущий на компромиссы с реальностью, ведь таков мир. «Разве это разумно, – спрашивает Эсав своего брата Яакова, – сидеть в бейт мидраше и учить Тору? Посмотрим на тебя снаружи, на улице, среди сверкающих огней большого города, на улицах Москвы, шумной и ослепляющей. Посмотрим на тебя там!» А Яаков отвечает брату: «Я не выйду. Но вот сын мой Йосеф, изнеженный и избалованный, по твоему мнению, не учившийся тому, что по вкусу тебе, – он вышел в Египет. Посмотри на него там. Он останется тем же Йосефом, каким он был в доме своего отца. Это тот же Йосеф».

Это – помеха для Эсава.

Йосеф видел свою миссию в том, чтобы приблизить египтян к признанию Творца. «Что Б-г сделает, возвестил Он фараону». И когда у него появилась возможность, он потребовал от египтян совершить брит милу. То есть сделать тшуву. Как говорят пророки: «Пойдут многочисленные народы и скажут: пойдем и взойдем на гору Б-га, в дом Вс-сильного Яакова. И научит Он нас Своим путям и пойдем мы Его путями. Ибо из Сиона выйдет Тора и слово Б-га из Иерусалима».

 

Сообщи отцу!

Рав Бен Цион Меламед

Когда пришло время открыться братьям, Йосеф сказал им:

«Поспешите и взойдите к отцу моему, и скажите ему: Так сказал твой сын Йосеф: Поставил меня Б-г господином над всем Египтом. Низойди ко мне, не задержись» (Ваигаш, 45:9).

Когда Эрец Исраэль находилась под английским мандатом, в Иерусалиме произошла такая история. Один аврех попал под подозрение английской полиции в связи с подпольными организациями, которые воевали против британцев. Произошло это потому, что на этаже выше над квартирой, где он проживал, располагалась их явочная квартира, но он никогда не принимал участие в их деятельности. Для выяснения обстоятельств его взяли под стражу и посадили в тюрьму.

Прошло два месяца, англичане убедились, что он не тот кто им нужен, и его отпустили домой. Из тюрьмы аврех поспешил к ребе из Сатмара, раби Йоэлю Тейтельбауму, чтобы поделиться с ним своей радостью. Он пообещал ребе, что в ближайшую Субботу за его счет будет организован «кидуш» (праздничный стол) после утренней молитвы в синагоге. Но первыми словами ребе на эту новость был вопрос: «Ты уже сообщил своему отцу о том, что тебя отпустили на свободу?». Отец же этого авреха, большой талмид хахам, проживал в Цфате и был уже в преклонном возрасте.

«Нет, – ответил аврех. –  Это невозможно, так как ни у него ни у его соседей нет телефона».

Ребе строго обратился к нему: «Я не разрешаю тебе ни на минуту задерживаться здесь. И ничего не хочу слышать про телефоны и соседей. Я «прощаю» тебе праздничную трапезу в синагоге которую ты пообещал устроить. Если нет никакой другой возможности сообщить отцу, ты должен немедленно отправиться в Цфат и лично сообщить отцу о том, что ты на свободе!».

Раби Йоэль буквально вытолкал его из дома, показав ему этим насколько это срочно.

В тот же момент ребе сказал своим ученикам, находящимся в комнате: «Мне больно видеть, когда люди не торопятся уберечь других от страданий. Все время, что мы можем сообщить о том, что может успокоить другого человека, и мы не делаем этого – мы совершаем большой грех».

Написано в «Сефер а-хасидим» (575): «Тот, кто вышел из города, где живут его отец и мать, и отправился в путь, на котором его поджидают опасности, из-за чего, его отец с матерью пребывают в постоянном страхе за него, как только прибудет он к месту назначения обязан нанять посланника, который доставит письмо родителям, где сообщит, что опасность миновала, и беспокоится не о чем».

 

Не причинять дополнительное страдание скорбящему

Рав Бен Цион Меламед

Написано в трактате «Санедрин» (19а): «Когда первосвященник идет, чтобы выразить свои соболезнования скорбящему, у которого умер кто-то из близких, то его заместитель и коэн машуах ше-авар (это коэн, который заменял первосвященника на его должности временно, пока первосвященник не мог вернуться к исполнению своих обязанностей) должны находиться справа от него, а слева – глава Бейт Дина и остальной народ. А когда у самого первосвященника умирает кто-то из близких и к нему подходят, чтобы выразить соболезнования, то справа от него стоит заместитель, а слева – глава Бейт Дина и остальной народ.

Спрашивает гемара, а почему когда соболезнуют самому первосвященнику, не упоминается где должен стоять коэн машуах ше-авар?

И отвечает гемара, поскольку его присутствие сведет с ума первосвященника, так как он будет думать, что коэн машуах ше-авар радуется тому, что у первосвященника кто-то умер. Коэн машуах ше-авар ненавидит первосвященника, ведь первосвященник, вернувшись на службу, вытесняет того кто замещал его временно.

Пишет Рамо («Йоре деа», 335:2): «Есть мнение, что человек, который ненавидит другого все же может исполнить заповедь бикур холим – проведать больного. Однако я считаю, что это неправильно и ему нельзя навещать человека которого он ненавидит: ни тогда, когда тот болен, ни тогда, когда тот сидит в трауре и ненавидящий хочет выразить ему соболезнование. Ведь объект его ненависти подумает, что его ненавистник рад, что наконец-то он болен у него кто-то умер. И, таким образом, вместо того чтобы оказать помощь, он принесет ему дополнительное страдание».

Виленский Гаон говорит, что источником для Рамо была гемара, которую мы привели выше.

 

Загадка к главе «Ваигаш»:

Рав Бен Цион Меламед

В нашей недельной главе говорится о двух потомках Яакова, с одинаковыми именами. Кто они?

 

Ответ на загадку к главе: «Микец»

Рав Бен Цион Меламед

«И увидел Иосеф братьев своих, и узнал их; и притворился пред ними чужим…». «И узнал их» (ויכירם) и «притворился пред ними чужим» (ויתנכר) – на иврите имеют один и тот же корень – נכר.



Добавить комментарий

 

Не разглашать

 

 
..